Наиболее общественно активные, мыслящие среди музыкантов сочли своим моральным долгом сблизиться с Народным фронтом через Народную музыкальную федерацию Франции. Так поступили А. Руссель, Ш. Кёклен, А. Онеггер, Д. Мийо, Ж. Орик, Л. Дюрей, Р. Дезормьер и др.

Пуленк не примкнул к Федерации, что не могло не вызвать в нем на какое-то время ощущение известного отчуждения ог всех упомянутых многолетних его друзей. Следствием этого явилось временное более активное его сближение со светскими друзьями и исполнителями. Пуленк продолжает думать, что призванию художника чужда политика и борьба партий. В одном из писем он пытается объяснить Мари-Бланш де Полииьяк, почему он не вступил в Народный фронт. Он против крайностей в политике, он —«старый республиканец» (либерально- буржуазного толка, добавим мы), ему одинаково чужды и фашиствующий де ля Рок, и Народный фронт, в который входят социалистические партии. Да и может ли сын Эмиля Пуленка, без прямого отступничества от воззрений отца и семьи, войти в Федерацию, которой руководят коммунисты! В этом Пуленк по-своему логичен. К тому же политическая близорукость его, по-видимому, была столь велика, что он попросту не понимал, в какую сторону развиваются события. Он живет, отворачиваясь от этих событий, насколько это возможно, пытаясь игнорировать происходящие в мире катаклизмы до тех пор,

пока национальные, патриотические его чувства не задетЫ прямым попаданием. «Пусть политикой занимаются политики», ведь подобная «профессия» уже давно существует во Франции в лице ее парламентских деятелей! Пулеик-музыкант чувствует себя и без того «народным», потому что он любит Францию, французский народ и Париж, потому что в быту и в праздничной жизни улиц он умеет общаться с отдельными представителями социальных низов  столь же просто и естественно, как со своими великосветскими знакомыми.