Объекты его творчества всегда конкретны, а результаты направлены к слушателю, но порой стремление к идейной значимости содержания толкают его к символичности или метафоричности в выборе философии обобщенных или библейских сюжетов, что особенно заметно, когда Мийо сотрудничает с Клоделем.

Как ни труднообозримо творчество Мийо, в нем все же можно наметить вехи идейной и творческой эволюции. Выше отмечалось стремительное идейно-творческое формирование Мийо, уже в ранние годы определившее его упорное преодоление традиционных тем и форм мышления. Уже в первых сочинениях Мийо — противник романтизма, отвергает Вагнера, но старается освободиться и от соблазнов импрессионизма. Он разделяет позиции Сати и Кокто в стремлении к простоте, к главенству мелодического начала, источник которого нужно черпать в бытовой музыке, и к тесной связи с повседневностью, в которой видит единственно возможный путь сближения с современностью и современниками. Но современный язык Мийо ищет в полимелодизме, в сочетании приемов классической полифонии с линеаризмом, окрашенных политональностью.

Начальный этап творческой деятельности Мийо до отъезда в Бразилию (1910—1916) находит свое выражение главным образом в камерных жанрах — вокальной лирике (романсы на стихи Ф. Жамма, Л. Латиля, А. Люнеля, на прозаические тексты П. Клоделя, А. Жида, позднее — на стихи Р. Тагора в переводах А. Жида и Ж. Кокто), инструментальных ансамблях (две сонаты для скрипки и фортепиано, Соната для двух скрипок и фортепиано, три струнных квартета) и фортепианных миниатюрах (сюита «Весна» и др.).