Однако Онеггер находит каждый раз новые формы воплощения этой диалектики. При этом существенную роль в формообразовании играют тематические связи между частями и реминисценции сквозного тематизма, несущего определенную смысловую нагрузку. Построение первых частей его симфоний свидетельствует о редкой свободе в трактовке сонатной формы, порой приобретающей черты смешанной формы, но неизменно сохраняющей основные принципы сонатности: рельефность и контрастность тематизма и насыщенность разработочными эпизодами, которые часто сдвигаются в репризу, что динамизирует и придает ей новый драматургический смысл. Онеггер считал классически точные репризы устаревшими, создающими впечатление длиннот. Во всех симфониях финал является итогом, идейным выводом всего цикла и поэтому приобретает особую весомость в нем.

Вторая симфония для струнного оркестра с трубой ad libitum создавалась Онеггером в первые годы гитлеровской оккупации Франции и была завершена в 1941 году. Она предназначалась для давнего друга дирижера Поля Захера в ознаменование 10-летия созданного Захером в Базеле Камерного оркестра, где и была им впервые исполнена 23 января 1942 года. В Париже Вторая симфония была впервые исполнена Шарлем Мюишем в июне 1942 года в концерте в честь 50-летия

Онеггера и была воспринята музыкальным кругами как выдающееся событие. Все поняли значительность и актуальность идейного замысла композитора: Вторая симфония Онеггера получила название Симфонии Сопротивления. «Вот это и есть гениальность», — сказал о ней присутствовавший на концерте Ги Ропартц, выдающийся дирижер и композитор старшего поколения.