В своей музыке Онеггер воссоздал несколько живописных картин пейзажного и декоративного характера, отталкиваясь в письме и терпкости музыкального языка от полифонического стиля примитивистов. Музыка вызвала недоумение своей нарочитой архаичностью в сочетании с почти импрессионистской красочностью, чего не ожидали от автора «Pacific 231». Почти одновременно по совету Иды Рубинштейн Г. дАннунцио предложил Онеггеру написать музыку к его трагедии «Федра», заглавная роль в которой предназначалась Иде Рубинштейн. На премьере «Федры» 19 апреля 1926 года в театре Констанца в Риме, в декорациях Л. Бакста, спектаклем дирижирует Онеггер. Здесь музыка Онеггера более разнообразна, она не только живописна, но и сурово-драматична. В сцене ревности Тезея жесткостью и судорожной нервностью она напоминает «Гора- ция-победителя». В оплакивании гибели Ипполита и сцене смерти Федры ее скорбность предвосхищает горестные стенания «Пляски мертвых».

В 1930 году Онеггер пишет по заказу Иды Рубинштейн партитуру для задуманного ею стилизованного балета «Свадебное торжество Амура и Психеи». Отвечая на модные в то время опыты воскрешения партитур старинных мастеров в модернизированном виде, которым положил начало своей партитурой «Пульчинелла» Стравинский, Онеггер обращается к И. С. Баху. Композитор останавливает свой выбор на клавирных Французских сюитах, которые он оркеструет с большим уважением и осторожностью к подлиннику, разрешая себе лишь очень незначительные дополнения в музыкальной ткани и сводя штрихи модернизма лишь к оркестровому колориту применением саксофона и челесты.

Но самым важным для себя сочинением этих лет Онеггер считает «Антигону», новаторский замысел которой вынашивает и реализует с особой продуманностью.