Во второй части — Larghetto в форме пассакальи — в прихотливых вариациях Онеггер последовательно наслаивает на суровую, угловатую, размеренно шагающую в басу тему ostinato несколько разнохарактерных мелодических линий и среди них мелодию народной песни «В Базеле на Рейне моем» (ZBasel an mim Rhv), выделенную тембром солирующей валторны. В пронизанном фанфарами и плясовыми наигрышами финале, после неожиданно задумчивого среднего эпизода, приближающееся праздничное шествие увенчивается в коде пронзительным звучанием у флейт старинной народной песни XIII века «Базельская заря» (Basler Morgenstreich), которой по традиции начинался день карнавала. Тема песни образует пятый мелодический слой в полифонической ткани финала. Музыка народного веселья, озарив нас своей простодушной жизнерадостностью, внезапно тускнеет, расслаивается и медленно угасает, как рассеившийся сон или далекое воспоминание. Примечательно, что несмотря на полифоническое письмо и конструктивную сложность отдельных частей (так, в финале органично сочетаются черты рондо, пассакальи и фуги) течение музыки симфонии кажется прозрачным и обманчиво простым благодаря тональной ясности, преобладанию диатоники, звуковому равновесию между голосами и рельефности всех мелодических линий, оттеняемых солирующими тембрами.

Последним светлым, улыбчивым сочинением Онеггера был Камерный концерт для флейты, английского рожка и струнного оркестра (1948).