На титульном листе ее значится: «„Жанна дАрк на костре”, поэма Поля Клоделя, музыка А. Онеггера», без указания жанра сочинения. Но однажды в беседе с Эллен Журдан-Моранж Онеггер уточнил: «„Жанна на костре”—сценическое произведение, но не опера, оно — синтез всех элементов театра с текстом», Онеггер исходит из того, что главная героиня — Жанна и ее собеседник, св. Доминик, не поют, а говорят, но он преуменьшает значение музыкального начала в этом поразительном произведении, а между тем именно музыка и определяет его единство, при всем многообразии и разноречивости составляющих его элементов. Текст Клоделя бесспорно обладает большими художественными достоинствами. Он прост и вместе с тем образно емок, разнообразен по стилистике, точно соответствующей характеру персонажа, которому он предназначен. В нем уместно используется всерьез и в грубом гротеске школьная и церковная латынь, сам фонизм которой «играет на образ». Черты трагедии и фарса, эпоса и лирики, возвышенная молитва и детская песня необычайно рельефно используются в тексте и, разумеется, предоставляют широкое поле для применения звуковой фантазии композитора. Интересно и (для того времени) необычно построение пьесы: применен прием ретроспекции в последовании сцен (прикованная к столбу, обреченная на сожжение Жанна в последние мгновения своей жизни видит в обратном порядке важнейшие этапы своей недолгой жизни). Но текст этот предназначался для музыки и, при всех достоинствах текста, без одухотворяющей музыки Онеггера представить его себе просто невозможно. Онеггер принимается за сочинение музыки во всеоружии мастерства, таланта и зрелости мысли.