Уже с 1923 года его многочисленные сочинения — балеты, симфонии, оперы, кантаты, концерты и камерные сочинения разных жанров—получают все более широкое признание. В 1939 году он вынужден эмигрировать в США, где преподает композицию в Миллс-колледже в Калифорнии и много сочиняет. В 1947 году Мийо возвращается во Францию, принимает руководство классом композиции в Парижской консерватории, но не оставляет занятий композицией в Миллс-колледже, куда совершает регулярные поездки. Мийо всю жизнь был активным музыкальным общественным деятелем, членом Народной музыкальной федерации с ее основания; с 1956 года он президент Академии грамзаписи; в 1972 году единогласно избран членом Академии изящных искусств Института Франции.

Мийо обладал чертами характера, определившими его ведущее положение среди музыкантов его поколения: общительный, энергичный, инициативный, разносторонне одаренный и любознательный, живо откликавшийся на проявления новаторства во всех областях искусства, он легко сближался с самыми различными людьми, проявляя активную заинтересованность во всем, что его окружало. К тому же он был на редкость трудоспособен, дисциплинирован, восприимчив и независим в суждениях. Поступив в Парижскую консерваторию, он отнюдь не выглядел робким провинциалом. Стремясь обогатиться новыми впечатлениями, он посещает концерты, театральные премьеры, выставки, литературные чтения. Он восторгается «Пеллеасом», «Борисом» и песнями Мусоргского в исполнении М. Олениной-дАльгейм, покорен Русским балетом и Стравинским и отчаянно скучает на тетралогии Вагнера, несмотря на интерпретацию Ф. Вейнгартнера, выступавшего в Grand Opera в сезоне 1909/10 года.