Месяц спустя оратория была исполнена в Париже, где вызвала недоумение и довольно суровую критику. Вот что пишет об этом сам Онеггер: «Благожелательный в Швейцарии, прием, оказанный оратории, в Париже был весьма посредственным. Одни увидели в ней (оратории) коммунистические идеи, другие — гимн-прославление реакционности. В действительности я выразил в ней бунт личности против толпы, которая ее давит: сюжет (вполне) актуальный.

В «Криках мира» Онеггер раньше других пришел к коренной переоценке своего отношения к идеям урбанизма. Многие его современники еще долго будут продолжать воспевать развитие техники и больших городов как высшее достижение человечества. В новом восприятии Онеггера созданная человеком машина превращает его в своего раба. Стремительный темп жизни и труда в большом городе, скопляющем людские толпы, отупляет человека, давит на него и обрекает его на одиночество в толпе себе подобных. Здесь Онеггер неожиданно перекликается с Чарли Чаплиным в негодовании против той подавленности, духовной нищеты и одиночества, на которые обречен человек в капиталистическом городе.

В создании «Крикоь мира» руководящую роль играл Онеггер; он выработал план сочинения и круг вопросов, освещаемых текстом, а затем, по мере написания текста, Бизе пересылал его Онеггеру, предпринявшему поездку в Южную Америку. Онеггер начал работу над ораторией во Франции, продолжил в поездке и завершил во время летнего отдыха в Альпах.

«Крики мира» задуманы и осуществлены как концертное сочинение, оратория в полном смысле этого слова, и не предусматривают возможности сценического решения. Оратория состоит из четырех частей. В ее исполнении участвуют солисты (контральто и баритон), хор и оркестр.