Круг новых друзей и знакомств Пуленка все ширится, его пополняют художники, поэты, писатели, певцы, драматурги, а также светские любители музыки — меценаты. Среди них Франсис сначала только милый, приветливый юнец, всегда готовый сесть за рояль и покоряющий всех своим талантом пианист. Но уже в середине 20-х годов в нем увидят многообещающего по дарованию композитора, которым искренне заинтересовываются представители старшего поколения.

Пуленка не портит нарастающий успех, он остается простым в обращении, веселым, общительным, отзывчивым, верным в дружбе и трогательно заботящимся о друзьях. Среди этих друзей особое место занимает старшая по возрасту подруга юности, Раймонда Линосье, талантливый, добившийся признания юрист и археолог.

В статье, посвященной воспоминаниям об Адрианне Монье, владелице книжной лавки, Пуленк с благодарностью вспоминает также и подругу юности: «Это Раймонда Линосье в 1916 году заставила меня впервые перешагнуть порог знаменитой книжной лавки. Раймонда Линосье — „черная фиалка”, как ее столь справедливо окрестил в посвященном ей взволнованном стихотворении Фарг,— была духовным наставником моего отрочества».

В одном из первых концертов, организованных Жанной Батори 11 декабря 1917 года, исполняется «Негритянская рапсодия» Пуленка для струнного квартета, флейты, кларнета и баритона, имевшая шумный успех. «Негритянская рапсодия» представляет собой сюиту псевдо-экзотического характера, основанную на литературной мистификации. Идея ее создания возникла у Пуленка в связи со случайно приобретенным сборником стихов под названием «Поэмы Макоко-Кенгуру». Автор их — мнимый негр из Либерии, пишущий по-французски, включил в свой сборник также несколько стихотворений на псевдонегритянском языке, представляющем набор бессмысленных, но звучных слогов.