Гротескная комедия-фарс, в которой Аполлинер призывает французов увеличивать деторождение, а француженок — побольше думать о детях и поменьше стремиться к утверждению своего приоритета в семье и обществе, прозвучала хотя и несколько старомодно в осмеивании феминизма, но вместе с тем в известной мере злободневно в условиях обезлюдевшей послевоенной Франции. Она решена композитором как полноценная оперная форма

с виртуозными ариями, оживленными современной речью, диалогами и речитативами, разнообразными ансамблями, хоровыми сценами и развернутыми финалами. Музыка оперы пронизана мелосом и ритмами парижского городского фольклора, в чем с блеском развивает стилистику кантаты «Бал-маскарад». Партитура наполнена то быстрой, то медленной вальсовостью, то отзвуками лихого канкана, кекуока, ту-степа, облагороженными безукоризненным вкусом и чувством меры, присущими Пуленку. Оркестр изобилует остроумными и образными штрихами; инструментовка легка, прозрачна, комедийна в самом лучшем смысле слова. Природа этой музыки подсказывала исполнителям разнообразную «подтанцовку» в духе кумира того времени эстрадного шансонье Мориса Шевалье или его более близкого нашему времени «наследника» Шарля Тренэ.

Пуленк создал шедевр в традиционном французском оперном жанре, показав себя достойным преемником Равеля, Шабрие, Бизе. Однако опера Пуленка при всех ее музыкальных достоинствах, блеске, остроумии и лиризме, первоклассной постановке и великолепном исполнении дебютировавшей в ней певицы Дениз Дюваль, далеко не сразу была принята публикой и прессой. Но Пуленк отнюдь не склонен умалять значения своих сочинений, созданных, условно говоря, в «фривольно-парижском духе».