Пожалуй, под этой сентенцией может подписаться любой моралист и не прокатолического толка.

Главные действующие лица в оратории — Жанна и брат Доминик — не поют, а говорят; правда, в X сцене «Тримазо» Жанна поет вполголоса народную лотарингскую детскую пе

сенку-веснянку, очень важную для понимания образа героини, но поет ее Жанна не как певица, а как драматическая актриса. В действии принимают участие многочисленные эпизодические персонажи, поющие и говорящие — короли и судьи, герольды и монахи, исторические лица, а также аллегорические фигуры — королевы, сопровождающие своих королей,— олицетворение их пороков (Глупость, Тщеславие, Скупость, Распутство) и, неизменно сопутствующая жизни каждого — Смерть. Есть еще поющие олицетворения небесных добрых сил — святая Маргарита, покровительница Лотарингии, и святая Екатерина— покровительница девушек, голоса которых направили некогда Жанну на путь подвига, и, наконец, Дева Мария, последняя утешительница Жанны, приговоренной к казни, уговаривающая Жанну принять огонь как путь на небеса. Но есть еще одно действующее «лицо», самое важное после Жанны,— народ, «мой народ»,— как неоднократно говорит Жанна, народ многоликий и противоречивый в своем отношении к ней, народ — толпа, жестокая, невежественная, легковерная, называющая Жанну еретичкой, «отступницей», «ведьмой», жаждущая ее мучений и смерти, и другой народ, тот, что воевал вместе с Жанной против захватчиков, радовался единению Франции, полный сочувствия к Жанне, народ, ради которого она пошла на подвиг, борется в суде с клеветой и в памяти которого Жанна хочет остаться «как чистое пламя, вечно горящее посреди Франции» и призывающее всех в годину бедствий к подвигу ради спасения родной земли. Именно эта линия в драматургии Клоделя — Жанна и народ — получает в музыке Онеггера особенно богатое, разнообразное и широкое развитие, далеко выходящее за рамки, предуказанные ему текстом.