Затем побочная излагается целиком (G-dur), что напоминает рондо. Динамическая реприза превращается в кульминацию; она синтезирует первую и вторую тему в одновременном их проведении и единой мажорной окраске (C-dur) в окружении вьющихся, сверкающих фигураций. (Онеггер вспомнит об этом приеме в народной сцене в «Жанне дАрк».) Но шумная танцевальность репризы постепенно рассеивается, затихает и уступает место коде Andante tranquillo пасторально-умиротворенного характера. Кода затихает в атмосфере просветления и душевного покоя, предвосхищая своим строем Четвертую симфонию и идиллическое цветение весны в «Жанне дАрк» и напоминая впервые найденные Онеггером в «Летней пасторали» пастельные краски для изображения того счастья и очищения, которое испытывает человек в общении с природой.

В непосредственной близости к Первой симфонии у Онеггера зарождается мысль о новой драматической оратории, в которой он ищет возможность выразить растущее в нем чувство тревоги перед будущим. Поэт Рене Бизе вместе с Онеггером почерпнули идею нового произведения в «Гимне одиночеству» Китса. В атмосфере суеты, ускоренного темпа жизни и шума большого города Онеггер и Р. Бизе, как и многие представители молодого поколения этих лет, ощутили жажду тишины, сосредоточенности ради осмысления своей духовной жизни, своих запросов, оценки своих связей с окружающим. Так рождается драматическая и глубоко современная по содержанию и средствам выразительности оратория «Крики мира», завершенная Онеггером в 1931 году и впервые исполненная 3 мая 1932 года в Швейцарии в Солёре под руководством Эриха Шильда в ознаменование 100-летия местного хорового общества св. Цецилии.