Чтение «книги жизни» Жанны начинается с самых недавних событий — обвинений в отступничестве, колдовстве, оскорблений и требований осудить, убить, сжечь Жанну, которые раздаются в виде выкриков ожесточенной, разъяренной толпы. Так начинается III сцена — «Голоса земли»,— голоса ненависти к Жанне. Они чередуются с монотонной псалмодией чтения

обвинительного акта сначала басом, затем тенором, подхватываемого голосами хора в перекличках и унисонах на разные лады повторяющие основные формулы (мотивы) обвинения.

IV   сцена—«Жанна во власти зверей»—потрясающая по смелости решения, грубо пародийная сцена суда. Клодель дал сатирический словесный материал, а Онеггер его изобретательно обострил, создав смешную и страшную в своей уродливости сцену. После фанфары сцена начинается избранием судьи и присяжных. Бодро, уверенно, самодовольно рекомендует себя боров-тенор в судьи, в мелодическом распеве псевдооперного размаха, строящемся на разложенном соль-мажорном трезвучии с заключительной фиоритурой, за которой следует его ариозо в ритме вальса, мелодия которого упорно повторяет верхние си и соль. Вся процедура суда по сравнению с предшествующей картиной подчеркнуто кратка, лапидарна. Судьба Жанны предрешена. Суд завершается приговором: «Казнить через сожжение!», образующим оглушительный каданс, срывающийся в пустоту.

V    сцена—«Жанна у позорного столба». Из пустоты всплывает эхо приговора, затихающее на педали низких струнных; внезапно, с надрывной болью возникает тема воя собаки — символическая тема физической боли пыток.

VI   сцена — «Короли, или игра в карты» — представляет собой танцевальный дивертисмент, в котором передвижение участников в танце и его фигурах комментируется двумя герольдами и краткими репликами играющих в карты, вершителей судеб Франции и Жанны. Сцена делится на две части.