В них с нарастающей рельефностью проявляются черты своеобразия стилистики Мийо: тяготение к главенству мелодического начала, линеарное расслоение вертикали, терпкие бифункциональные или битональные напластования, краткость, четкость, подчас упрощенность в структуре формы, тяготение к остинато в ритме и фактуре. И вместе с тем в вокальных сочинениях особенно явственно проступает воздействие колористических гармоний и тонкостей письма Дебюсси, а также присущие «Пеллеасу» приемы мелодизации поэтической речи, хотя порой Мийо стремится к сохранению за вокальной мелодикой известной автономности от слова. С 1910 по 1915 годы Мийо работает над первым своим театральным сочинением — оперой «Заблудшая овечка» по одноименной драме Ф. Жамма на сюжет из современной жизни; в ней с полной очевидностью проявляется завораживающее воздействие «Пелле- аса», но вместе с тем заметно стремление перевести на язык музыки строй современной обыденной речи. Занятия контрапунктом с Жедальжем укрепляют тяготение к полифонизации музыкальной ткани на основе мелодики диатонического склада, что способствует проявлению политонального начала, особенно заметного в квартетах. Ошеломляющее «открытие» «Весны священной» воспринимается Мийо как эталон новаторства и подсказывает ему путь к преодолению влияния Дебюсси. Сближение с Кокто и Сати, знакомство с «Парадом» и сочинениями Сати малых форм окончательно определяют направление исканий Мийо в сторону «новой простоты», лапидарности, обнаженности фактуры, упрощения гармонического склада, что приведет в 20-х годах к разработке «эстетики цирка и мюзик-холла».

Особую роль в дальнейших исканиях Мийо сыграла встреча с Клоделем, на многие годы определившая идейную направленность Мийо в области музыкального театра.