Композитор придает ему черты человечности и благородства; он — жертва неумолимого хода истории и ложной позиции, ошибочность которой он понял лишь в ночь перед казнью. Сцена одиноких размышлений Максимилиана в развернутом монологе — одно из удачных мест в опере. Опера завершается народным праздником завоеванной свободы. «Максимилиан» не имел успеха. Простота и традиционность музыкального языка были восприняты друзьями Мийо как капитуляция композитора, а завсегдатаи театра осудили Мийо за излишнюю сложность и диссонантность музыки тех эпизодов, которые Мийо считал наиболее удавшимися.

Бесспорной удачей Мийо оказалась его следующая, одноактная опера «Медея», заказ на которую он получил в 1938 году. «Медея» отличается сжатостью и стройностью формы, цельностью построения, в котором динамичность в развитии страстей сочетается с внутренним равновесием в их воплощении. Все действующие лица (Ясон, Креуза, нянька, Креон) очерчены четко и убедительно. Особой силой отличается образ Медеи, получивший богатое, напряженное развитие. Индивидуальные характеристики сочетаются с хоровыми сценами, оттеняющими их. Роль оркестра существенна, но не подавляет выразительность и мелодическую пластичность вокальных партий. Мийо нашел в этой партитуре равновесие в соотношении тонального и политонального начала, оправданно и драматически выразительно используя усложненность языка в соответствующих тому ситуациях. Одной из вершин оперы является обращение Медеи к Гекубе, носящее величаво-трагический характер. Премьера «Медеи», состоявшаяся 8 мая 1940 года, принесла композитору заслуженный успех, закреплению которого помешали события начавшейся второй мировой войны.

Примечательно, что удачи Мийо — оперного драматурга выпадают на долю коротких, сжатых сочинений, в которых музыкальное решение получает особо сконцентрированную силу.