Порой действие комментируется словесно, через усилитель, видимым или невидимым диктором. Эти приемы приводят к смешению жанров. Так, «Бык на крыше» определяется как пантомима-фарс, «Голубой экспресс» — как танцевальная оперетта, «Салат» (1924) — как балет-сатира. Цель этих балетов— откровенная развлекательность, строящаяся как развенчание фееричности романтического балета и откровенное пародирование традиционных хореографических построений. Классическая хореография заменяется акробатикой или гротескными, преувеличенными движениями бытовых танцев.

Иные проблемы решаются в операх этих лет. Они не менее остры по тематике, но трактовка этих тем несравненно серьезнее. И в операх преобладают малые формы, прообразы которых следует искать в разных типах ойерных спектаклей: комической опере, лирической опере, музыкальной драме, оперетте. В затрагиваемой в операх тематике причудливо переплетаются современность и античность, историческая достоверность и миф, трактованные то глубоко серьезно, то откровенно пародийно. Думается, что в осмеивании серьезных сюжетов, так же как в амплитуде колебаний в тематике следует видеть не только некий эстетский анархизм, бунт против всякого конформизма, но еще и беспокойные метания в поисках позитивных идеалов, способных устоять при той нигилистической переоценке, которой подвергала молодежь поколения Мийо эстетические и этические ценности своих предшественников. Этап скепсиса и нигилизма проходил у Мийо сложнее и острее, чем у его ближайших друзей, но и в нем к концу 20-х годов восторжествовали идеи гуманизма, порой принимавшие не только традиционные идеалистические формы, но и перекликавшиеся с передовыми идеями века.