Таковы его беседы с Клодом Ростаном, известным музыкальным публицистом, передававшиеся по Французскому радио, превратившиеся в увлекательную и содержательную книгу (1954). Позднее запланированы были также беседы со Стефаном Оделем, которые Пуленк не успел осуществить, но тщательно подготовленный им текст этих бесед был опубликован вскоре после смерти Пуленка под названием «Я и мои друзья» (1963) К

Пуленк проявил себя и как талантливый музыкальный исследователь. Ему принадлежит книга «Эмманюэль Шаб- рие» (1961),— содержательная монография о композиторе, роль которого в развитии французской музыки XIX—XX веков Пуленк справедливо считал недостаточно освещенной. Отдельные статьи Пуленка посвящены Равелю, Сати, Прокофьеву, Бартоку, Дягилеву. Порой они носят характер личных воспоминаний, полны интересных наблюдений, проницательных характеристик, бескорыстного восхищения творчеством и горячей симпатии к личности тех, кого он считал своими выдающимися современниками, дружбой и общением с которыми гордился.

Последние годы жизни Пуленка отмечены созданием монолога с оркестром «Дама из Монте-Карло», предназначенного для концертных выступлений Дениз Дюваль, и монументальны «Семь песнопений страстной недели» для сопрано solo, смешанного хора и оркестра, завершенными на протяжении 1961 года. В 1962 году появились две Сонаты: Соната для гобоя и фортепиано, памяти Сергея Прокофьева и Соната для кларнета и фортепиано,— великолепное по силе и мастерству, полное драматизма сочинение, посвященное памяти Артюра Онеггера. Им суждено было стать лебединой песней Пуленка.