Андре Жоливе (1905—1974) раньше других в этой группировке привлек внимание необычностью своих творческих замыслов и смелостью их решения. Разносторонне одаренный, он колебался между литературой, поэзией, живописью и музыкой. Главенство музыки определили занятия композицией с Полем Ле Флемом, дополненные встречами с Эдгаром Варезом. Не без влияния Вареза Жоливе проявляет особую склонность к смелым экспериментам в области звуковых эффектов и новоизобретенных инструментов. Достигнув свободного владения общепринятой композиторской техникой в камерных инструментальных сочинениях (Соната для струнного трио, Струнный квартет, Анданте для струнного оркестра), с 1935 года Жоливе погружается в изучение издревле присущего музыке магического завораживающего воздействия на психику человека, что приводит его к знакомству с музыкальными системами культовой и ритуальной музыки древних народов прошлого и настоящего. Он изучает полинезийские напевы, древнеиндийские музыкальные системы, а позднее — наиболее архаические пласты европейской музыки, устанавливая особое, главенствующее значение первородных элементов музыки — звука и ритма — в их гипнотическом, завораживающем воздействии. Результаты своих исследований Жоливе высказывает в ряде статей. Композитор ставит своей задачей вернуть музыке ее древний первозданный характер, когда она была непосредственным выражением как обыденного, так и магического в человеческом бытии. «Музыка должна быть звуковым выражением прямой связи человека с вселенской космической системой»  которую он наделяет непостижимыми, не подвластными разуму потусторонними силами.