В своих дневниках, которые он начал вести в воз­расте 15 лет, он все чаще задумывался над темой сво­его близнеца как движущей силы его творчества. Бу­дучи всего на несколько лет старше Элвиса, когда тот переехал в Мемфис, Уайлдер писал матери о своем высоком творческом потенциале и интересе к жизни, объясняя ей причину проявления таких качеств своей личности: «Полагаю, что каждый чувствует, как его сущность часто заявляет, что у нее нет идей, но мне нравится считать, что моя поднимает чрезвычайно сильный голос, потому что я близнец, и смерть моего брата-близнеца закрыла выход моей любви. Это не только любовь, но энергия, я живу в ней и думаю, что благодаря ей вижу жизнь более живой, волнующей и удивительной, чем другие… Я полон бесконечного эн­тузиазма». Писатель в жанре научной фантастики Филипп К. Дик, по произведениям которого были поставлены фильмы «Бегущий по лезвию ножа» и «Вспомнить все», говорил, что смерть его сестры Джейн в возрасте 5 недель была единственной движущей силой его жиз­ни. Всю жизнь мучимый, ведомый и вдохновляемый потерей сестры, он говорил о ее власти над ним: «Она (Джейн) постоянно борется за мою жизнь, а я — за ее… Я осужден на вечное колебание — быть в разлуке с ней, и в то же время вместе». Смерть сестры так подействовала на его личность, что он всю жизнь стра­дал от приступов паники, боясь, что он вдруг может перестать существовать. В том же возрасте, что и Эл­вис Пресли, когда он покинул Тьюпело, Дик писал, что «настоящий страх — это ты сам, который однажды перестанет существовать — может больше не существовать; страх внутри тебя, за­хлестывающий тебя паникой волна за волной». За 9 лет до смерти, несмотря на то, что он был уважае­мым писателем-фантастом, он писал о неудачной по­пытке самоубийства, вызванной тем, что ему все труд­нее идентифицировать себя как личность. «Я отчаян­но пытаюсь найти средоточие моей жизни, — писал он, — но терплю неудачу. Я все еще "бесформен"». К тому времени, когда Диего Ривера достиг возрас­та Элвиса, он был ростом 6 футов, весил 300 фунтов, у него было полное круглое лицо с глазами навыкате. Этот будущий член кружка Пикассо приехал в Мехи­ко из маленького городка Гуанахуато, где был извес­тен как вундеркинд, потому что начал рисовать с по­разительной тщательностью задолго до того, как на­учился говорить. Признавая удивительный талант ре­бенка, отец Риверы соорудил для него комнату с чис­тыми стенами и дал мальчику множество цветных ка­рандашей и мелков. Когда Диего был подростком, его католический учитель ставил в табеле об успеваемос­ти оценку «безупречно» по прилежанию и умению, но «плохо» по посещаемости и опрятности. Он двигался в своем собственном ритме.