Стив Байндер встречался с Паркером раньше, во вре­мя работы над фильмом «Да здравствует Лас-Вегас!». Он видел разбушевавшееся эго менеджера Эл­виса в действии. Продюсер и режиссер Джордж Сидней влюбился в Энн-Маргрет и включил в фильм ряд кадров крупным планом. Паркер «крайне печально» задал вопрос, чья это картина. Он сражал­ся со съемочной группой по всяким пустякам, чтобы сохранить подчиненное положение партнера Элвиса. У Байндера возникло впечатление, что Паркер наме­ренно стремился оградить певца от общения с други­ми знаменитостями, особенно от лиц женского пола. Было также очевидно, что он стремился изолировать Элвиса от «реальной жизни» и сам хотел отгородить­ся от певца. Не желая и боясь потерять Элвиса, он не стремился стать его другом. БайнДер вспоминал: «Пар­кер гордился тем, что ни разу не был на обеде у Элви­са. Паркер жил на одном полюсе, Элвис на другом. Не странно ли это?». Паркер жил в постоянном ажиотаже. Он гордо за­являл, что может за 15 минут покинуть свой офис на «МГМ». Он угрожал этим при малейшем сопротивле­нии. Он всю жизнь объявлял о том, что никому ничем не обязан. Он достиг вершин независимости и автоно­мии. Том Паркер владел Элвисом, и больше ему было ничего не надо. «Вот чего я хочу от мальчика», — именно так Паркер преподнес Байндеру программу выступления на заводе Зингер, требуя, чтобы Элвис спел нечто традиционно рождественское. Изначально не желая связываться с телевидением, Паркер при­шел в ярость, когда запись выступления перекупили другие каналы. Паркер не смог заключить самую вы­годную финансовую сделку. Зализывая раны, он при­бег к излюбленной тактике: если ему нужно было из­лечить собственное пострадавшее я, он превращал жизнь окружающих в ад. Но Байндер сумел дать ему достойный отпор. В разгар дня огромный «кадиллак» Элвиса припарко­вался около офиса Байндера на бульваре Сансет. Они ого­варивали последние детали готовящегося выступления. Байндер обладал и важным преимуществом: он был знаком с Паркером. Он рассматривал Эл­виса как невероятно талантливого человека, ко­торый может растратить весь свой дар. Но он ни сло­вом не обмолвился об этом Элвису. «За закрытыми дверьми я сказал ему, что пока я в этом заинтересо­ван, он делами заниматься не будет. Никаких плано­вых записей. Никаких фильмов. Почему бы не попро­бовать сделать телевизионное шоу? Если он пропустит предложение мимо ушей, он умрет профессионально. Если же он рискнет, перед ним откроется новая воз­можность. Всю нашу работу мы основали именно на этом принципе».