Ряд факторов способствовал повышенной ранимос­ти Элвиса. В конце 1968 года, с разрывом буквально в три недели умирают кузен Пресли Бобби Смит и его дядя Джонни Смит. Джонни, брат Глэдис, умирает от передозировки алкоголя и наркотиков, а Бобби — от крысиного яда. За неделю до смерти Бобби неизвест­ный позвонил из Луисвилля, штат Кентукки, и сооб­щил, что Элвис разбился в авиакатастрофе. Элвис по­лагал, что успех и личные трагедии неразрывны. После знаменательного выступления в Лас-Вегасе и 2 съемок Элвиса преследовали угрозы смерти, что вынудило его обратиться к услугам ФБР и выли­лось в омерзительную стычку с возбужденным фана­том. В лагере Элвиса царила паранойя. Все эти собы­тия произошли за короткий период. Пресли отчасти считал, что смерть его родственников была вызвана его успехом. В то же время брак Элвиса стал неустойчи­вым, угрожая перенести эту неустойчивость в интим­ные отношения. В начале марта 1961 года Элвису была вручена на­града законодательного собрания Теннесси. Ему было также присвоено звание почетного полковника частей добровольцев штата. Церемония проходила в Нэшвил- ле. Уродливые страхи, вынуждавшие его прибегать к помощи охранных организаций, были наследством Джесси и памятником вреду, который нанесла ему Глэ­дис. В конце 60-х годов Элвис пришел к Биллу Морри­су, главе полицейского департамента, и попросил наде­лить его офицерскими полномочиями и дать удостове­ряющий их документ. Присцилла почувствовала, что он просто хочет получить законодательное разрешение на употребление наркотиков и ношение оружия. Джер­ри Шиллинг понял, что это желание носило чисто праг­матический характер: он и его «парни» хотели носить оружие. «Я никогда не слышал, как Элвис называет оружие «коллекцией значков», — говорит Шиллинг. — Не думаю, что он относился к ней как к коллекции. Его действия были продиктованы желанием иметь офи­циальное разрешение на ношение оружия. Он получал эти разрешения в разных штатах». Свой мемфисский значок Элвис отнес к местному ювелиру и инкрустировал бриллиантами и рубина­ми. Элвис получил нечто повседневное и обыденное и превратил эту вещь в нечто красивое и магическое. Этот эпизод стал поворотом в его биографии. Вся его жизнь из обыденности превращалась в великолепное и роскошное зрелище. Костюм превратился в одеяние, инкрустированное драгоценностями. В пару к нему подбирали украшенные драгоценными камнями плащи весом до 30 фунтов каждый. Кол­лекционирование было направлено на то, чтобы удов­летворить внутреннюю потребность поддержания ил­люзии «особенности».