Поклонников Элвиса смущали его голос, и лицо, которые всегда преображали их самих. Элвис вырабо­тал свою карму. Он стал современным «красавчиком», смесью мужественности, жизнерадостности и мечты, вернул к жизни древнюю традицию. Продолжить этот уникальный и единственный в своем роде путь нико­му было больше не под силу. Со смертью Пресли за­вершилась целая эра. Элвис Пресли был не только преуспевающим ар­тистом XX столетия, но также и «близнецом, поте­рявшим своего близнеца». Близнецами были Торнтон Уайлдер, Филипп К. Дик, Диего Ривера и, как уже упоминалось, Либерас. Некоторые из них откровеннее и четко сформулировали свои мысли относительно значения этого качества в их творчестве и жизни. Уайл­дер и Дик были особенно искренни, утверждая психо­логическую значимость их умершего близнеца, чье присутствие как героя или темы просматривается почти в каждой из их работ. Другие, возможно, тоже созна­вали это, однако, подобно самому Элвису, неловко себя чувствовали, признаваясь в том, что было самым зна­чительным фактором в их творчестве. Летом 1928 года Торнтон Уайлдер выступал перед переполненной аудиторией в Публичной библиотеке Бостона. Поводом послужила его поездка по стране для встречи с избирателями после получения Пулит- церовской премии за его второй роман «Мост короля Людовика Святого», историю расследования католи­ческим священником причин смерти 5 разных людей во время крушения моста в Андах. В первом варианте произведения мост рушится в день рождения Уайлде- ра. Беседуя с аудиторией, он обсуждал мысль о созда­нии образа своего героя Эстебана, объясняя почему он сделал его близнецом, оставшимся без своей «половин­ки». Один из слушателей был заинтригован и спросил об истоках такой необычной личности. «Я сам был од­ним из братьев-близнецов, я раздумывал лишь несколь­ко часов», — ответил Уайлдер собранию, ссылаясь на своего брата-близнеца Теофилуса, умершего вскоре после рождения. «Понятие реализации себя осталось у меня лишь в области забавного и привлекательного понимания того, как иметь тождественное «Я», идущее по жизни вместе с вами, возможно, пи­шущее, возможно, сотрудничающее с вами. До того, как я это осознал, эти спокойные предположения ока зались в книге, чтобы стать все более и более серье: ными. Но меня по-настоящему интересовало в этой теш- страдание людей, которые не могут говорить».