По воспоминаниям Кантера, он задавал «глу­пые» вопросы, типичные для репортеров популярных журналов, к примеру: еврей ли Рок Хадсон?, куда люди в Голливуде ходят обедать?, где они покупают одеж­ду?, что они делают в свободное время? Когда Пресли конкретно спросил о сценарии, который он заканчи­вал, Кантер ответил в общих словах. Перед отъездом Кантера из Лос-Анджелеса Хэл Уэллис настоял на том, чтобы он не брал копию сценария в Мемфис. Он хотел помочь Пресли и Кантеру установить свободные взаи­моотношения, не отвлекаясь на детали бизнеса. Вдо­бавок он не хотел позволить «Полковнику» первым внести какие-либо изменения в сценарий. За время съемок фильма «Люби меня нежно» Паркер упрочил за собой репутацию человека, которому везде нужно было оставить собственный отпечаток. Тем, кто имел дело с менеджером Пресли, его поведение часто каза­лось эгоистичным, эксцентричным, потворством соб­ственным прихотям. Он был алчным человеком, по­стоянно стремящимся удерживать имущество в своих руках, действуя исключительно ради собственной вы­годы, в интересах дела. Взаимодействуя с другими, он держался настороженно, подозревая людей в обмане. Получив контроль над контрактами Пресли, он пол­ностью сосредоточился на навязчивой идее создания карьеры певца без посторонней помощи, сколачивая огромное состояние для них обоих, и очень раздражал­ся, если кто-то становился у него на пути. Элвису пред­стояло сыграть свою первую главную роль в кино, и Паркер точно хотел знать, что будет с «его мальчиком». Уэллис как продюсер стремился действовать быстро и эффективно, настолько было возможно, но сценарий еще не был готов. Несколькими неделями раньше Уэл­лис попытался свести Пресли с другим сценаристом, работающим над проектом, Гербертом Бейкером. Он и его коллеги из «Парамаунт» неоднократно зво-. нили Паркеру, который как менеджер Пресли осуществлял надзор за производством картины. Уэллис даже пытался привлечь людей Вильяма Мор­риса, но безуспешно: Паркер уклонялся от контакта, запрещая Пресли читать сценарий до того, как он, Паркер, его увидит. Во время ночной поездки Кантер был рад, что Пре­сли спросил о некоторых аспектах сценария. Элвис выразил беспокойство о том, как сложатся его отно­шения с теми, кто будет участвовать в фильме. Кантер уверил певца, что он прекрасно сработается с Лизабет Скотт, Венделлом Кори, Долорес Харт и другими ак­терами. Пресли беспокоился о своих актерских спо­собностях. Его волнение, по словам Кантера, выража­лось следующим образом: «О, черт, ей-богу, мистер Кантер, уж и не знаю, смогу ли я это сделать. Я поста­раюсь, но, действительно, не знаю наверняка». Пре­сли чувствовал расположение к Кантеру, который ро­дился в Саванне, их общее южное происхождение рас­полагало к доверительной беседе, они свободно чув­ствовали себя друг с другом. Кантер нашел, что Пре­сли рассудителен, умен, скромен и по-настоящему за­стенчив. С каждой милей разговор становился все за­душевнее.