Несмотря на невысокий рейтинг передачи «Музы­ка со сцены», находились серьезные наблюдатели, внимательно следившие за неожиданным появлением нового певца и его выступлениями в третьеразрядной программе. Однажды в квартире Джо Хейзена, в доме № 888 на Парк-авеню раздался телефонный звонок, и голос его невестки Хэрриет проговорил: «Джо, по­смотри скорее по телевизору на этого парня, Элвиса Пресли. Он здорово танцует, и вообще настоящий ар­тист!» Хейзен отложил книгу и посмотрел передачу, сказав потом: «Да, это впечатляет!». Затем он позво­нил своему партнеру Хэлу Уэллису в Лос-Анджелес, а через 2 месяца Элвис уже находился в Кали­форнии и проходил пробы на съемки в фильме. Там же в Нью-Йорке Элвиса заметил Стив Аллен. «Я сразу обратил внимание на его необычность, — ска­зал Аллен. — Не скажу, что мне так уж запомнилась песня, но у него было интересное лицо, а его стиль ничуть не напоминал кого-то из белых певцов, высту­павших в то время. Что-то в нем было интересное, свое­образное. Я взял листок бумаги и написал: «В переда­че Дорси по субботам участвует один интересный паре­нек. Надо его посмотреть и, возможно, пригласить к нам на время». Эту записку Стив отдал секретарше, а через 4 месяца просмотров, горячих обсуждений и изу­чения отзывов прессы и публики Элвис появился в шоу Стива Аллена. В начале апреля, а потом в начале июня Элвис участ­вовал в популярном комедийном телевизионном шоу Милтона Берле. В первой постановке, проходившей на палубе военного корабля, стоявшего в гавани Сан-Ди­его, Берле сначала выходил на палубу в мундире ад­мирала. Потом они с Элвисом исполняли разные но­мера, в которых Берле, в спортивных туфлях и брю­ках, закатанных до колен, изображал деревенского про­стака, называя себя братом Элвиса, Мелвином Пресли. Во втором спектакле, снятом в Лос-Анджелесе, Берле говорит,что Элвис будет сниматься в фильме вместе с актрисой Деброй Пэджет; та выбегает на сцену и целу­ет Элвиса так, что он чуть не падает на спину. Несмот­ря на совершенно глупый сюжет, публика, как сидев­шая в зале, так и смотревшая постановки по телевизо­ру, встретила их с восторгом. Роли, доставшиеся Элвису в постановках Берле, мог­ли выставить его в невыгодном свете в глазах миллио­нов телезрителей, наблюдавших как «деревенщина» Берле насмехается над ним, но Элвис принял все это совершенно спокойно. Способность поступаться само­любием вообще была его сильной чертой как исполни­теля, и это хорошо помогло ему в начале карьеры, когда он не мог выбирать роли по своему усмотрению. Позднее он вел себя уже совершенно иначе, по­тому что это могло повредить его репутации.