Старая голливудская поговорка гласит: « Нет малень­ких ролей, есть маленькие актеры». В этом фильме Эл­вис был заявлен как большой актер и играл главную роль, и все же ему нужно было строго контролировать себя, чтобы добиться успеха. Внешней стороной дел за­нимался Паркер. Изнутри все было сложнее. Элвиса, старавшегося играть как можно лучше, одновременно сковывали и поддерживали его собственные психоло­гические реалии. Особенцо важными для его экранно­го образа было его собственное толкование ролей, яс­ность его личности, стиль его речи Ц способность рас­слабляться. Паркер не только регулярно появлялся на пло­щадке, ему выделили офис в «Парамаунт Пик- черс». Паркер полностью контролировал ситуацию, Элвис всегда был в поле его зрения. «Я не знаю другой звезды, чей менеджер имел бы такой офис», — говорил Кантер. Режиссер не представлял, как Паркер влияет на Пресли, но он видел перемену в поведении актера, когда Паркер появлялся на съемочной площадке. «Ко­гда появлялся Паркер, а Элвис в это время смеялся или дурачился с подростками-статистами, Пресли моменталь­но менялся», — отмечал Кантер. — Казалось, он гово­рил: «Шутки прочь, я должен заняться делом, потому что здесь "Полковник"». Паркеру не позволяли прочесть сценарий фильма «Любовь к тебе» почти до самых съемок; когда он с ним ознакомился, его реакция была минимальной. Кантер как-то спросил Паркера, как тот выбирает сценарии, и «Полковник» ответил, что «просто считает, сколько там песен». Это было единственным, что его интересовало, так как он мог использовать это с выгодой», — вспоми­нал Кантер. Кантер и Элвис часто подолгу сидели перед съемка­ми какой-нибудь сцены и предварительно подробно раз­бирали планы режиссера. «Элвис задавал мне важные для него некоторые основные вопросы: «Что ты хочешь, чтобы я сделал в этой сцене? Какова моя цель? Что предполагается здесь? Куда мне идти в этой сцене? Хочу ли я получить девушек? Хочу ли я избавиться от этого парня?». Элвис быстро нашел, наблюдая за другими ак­терами, что задавать вопросы важно для «кинообразова­ния» ; Кантер также отметил, что начинающий актер «очень редко спорит о чем-либо, но, что еще важнее, одной из задач, которую он мне задал, было то, что он никогда не учился репетировать. Во время репетиции он все делал по-настоящему. Я останавливал его и говорил: «Не будь таким энергичным. Ты только пробуешь, пока камеры не включены. Не нужно сейчас играть». Элвис отвечал мне: «Ну, мне это нужно, чтобы запомнить роль и как я скажу эта, когда камера будет включена», «Эл­вис никогда не расслаблялся по-настоящему, тйс, как я полагал, он мог или должен был расслаблять­ся. Другие действительно ему помогали. Его все любили. Он был очень популярен на площадке среди съемочной группы и товарищей-актеров. Все они считали его прият­ным и воспитанным джентльменом. Но он никогда не научился расслабляться», — вспоминал Кантер.