Глэдис знала источник таланта, побудительных мотивов и энергии Элвиса и говорила об этом еще в начале его карьеры. Она считала, что именно обстоя­тельства его рождения, связанного со смертью брата, стали тем испытанием, которое обусловило его вели­кое предназначение. «Он живет за двоих, — говорила Глэдис, — и сила у него — двойная». Позже о том же говорил и Верной: «Я чувствую, что Элвис — совсем- совсем особый человек, потому что, когда умер Джес­си, его душа и его сила перешли к Элвису. Элвис не такой, как все, ведь в нем — два человека, а не один». Сам Элвис говорил об умершем брате как о своем ангеле-хранителе. Он искал способы связи и со­единения с его образом, чувствуя, что умерший — его духовный руководитель, направляющий его в поис­ках смысла жизни. В ходе этих поисков Элвис исполь­зовал медитацию и нумерологию, углубленно изучил Библию и духовную литературу и даже прибегал к наркотикам. Нужны еще долгие исследования, чтобы прояснить суть указанных явлений. В семье Пресли не было, конечно, таких людей, которые могли бы логически объяснить действие сложных жизненных сил, но Элвис и его родители подсознательно чувство­вали их влияние. Вся его жизнь прошла под знаком этого редкого события, определившего его психологию. Окружающие могут и не догадываться об особен­ностях развития одиноких близнецов, живущих сре­ди них. Многие, работавшие с Элвисом, не знали о том, что он близнец, потому что он сам и его семья говорили об этом очень немногим и, безусловно, избе­гали широкого обсуждения этой темы. Между тем Эл­вис жил в особом мире, мысленно беседуя, советуясь и чувствуя связь со своим братом, являвшимся для него не просто невидимым существом, но и его генети­ческой копией, ставшей для него предметом поклоне­ния, с которым его связывали запутанные, но глубо­кие духовные отношения. О важности для Элвиса его статуса близнеца гово­рили, с той или иной степенью осторожности, все чле­ны семьи Пресли, пытаясь объяснить этой трудной для понимания причиной очарование его личности и тай­ну его влияния на окружающих. Было ясно, что именно это обстоятельство стало ключевым в формировании его личности. «Элвис был не таким как все», — гово­рили его родители и указывали на необычные собы­тия, сопровождавшие его появление на свет, как на причину его особых качеств. Однако за этим общим мнением скрывались некоторые важные недо­молвки, которые не разглашались; их скрыва­ли даже от самих себя, не то что от других. Впол­не понятно, что родители близнецов не любят распрос­траняться о деталях их жизни, странных для окружа­ющих. Но дело в том, что ответственность за действие темных сил, влиявших на поведение Элвиса, разделя­ли и члены его семьи.