Затем его прагматический ум занялся поиском путей к еще большему успеху в музы­ке. Несмотря на безудержное счастье от встречи с прези­дентом, Элвиса опять обступали проблемы, связанные с его карьерой. Застарелые психические реалии умирают тяжелее, чем новые мечты. Элвис, как истинный кол­лекционер, ведомый желанием постоянно получать, не мог остановиться. Сам объект — это всегда неадекват­ная замена истинным человеческим отношениям. В пси­хологической природе патологического коллекционера заложено охотничье стремление к наживе. 10 дней спустя Элвис вернулся в Вашингтон-отель. Теперь у него поя­вилась новая цель. Элвис и его команда обратились с просьбой о встрече к Эдгару Гуверу. Однако вместо встре­чи с человеком, известным своими переодеваниями на новогодних балах, Элвису предоставили совершенно осо­бый тур. Во время него Элвис снова дал выход своему чрезмерно упрощенному и «дутому» патриотизму. Аген­ту, сопровождающему его в турне, он сказал, что читал все книги Гувера. Певец говорил, что считает его «вели­чайшим из живущих американцев», человеком, кото­рый был «живым доказательством того, что Америка — страна возможностей». Личность Элвиса начинала разрушаться. В клинической психологии часто употребляется термин «человек-закат», определяющий нонеде ние многих озабоченных своими проблемами людей, чтобы определить момент ухудшения состояния лич­ности с наступлением ночи; возбужденная индивиду альность при закате солнца превращает их в немощ­ных невротиков, зависимых от алкоголя, наркотиков, телевидения, звонков, оживляющих ночь; «синдром Диогена» определяет то же явление в отношении лю­дей старшего возраста. Столкнувшись со взрослением и уменьшающимися возможностями, такие люди мед­ленно отказываются от социальных контактов. Упот­ребляя клинические термины, можно сказать, что Эл­вис начал «исчезать». Физические недомогания усу­губили стресс. Через 3 месяца Элвиса госпитализиро­вали с диагнозом «глаукома».