Он собирал полицейские знач­ки с тем же чувством первобытного ужаса, какое за­ставляет тонущего моряка вспоминать всю свою жизнь. В обоих случаях существует страх быть поглощенным бездной. Коллекционирование становилось отчаянной попыткой установить сходство между благосостоянием и личной безопасностью. Обладание чем-то ценным дает ущербному ребенку возможность почувствовать себя в безопасности. Жажда собирательства была у Элвиса не­насытной. Это психологический «красный свет», кото­рый часто неправильно понимается окружающими и расценивается как эксцентричность человека, у кото­рого есть все. Изменения в жизни Элвиса привели к усилению чувства уязвленности. Он снова и снова пы­тался утихомирить свою внутреннюю тревогу, стремясь обладать предметами, важными только для него и боль­ше ни для кого. Когда Элвис начал выказывать страсть к собирательству, он делал кратковременные символи­ческие попытки общаться с миром, казавшимся недру­желюбным и опасным. Каждое приобретение вело не столько к самовосполнению, сколько к усилению жаж­ды накопительства. Возможно, лучше всего несоответствие меж­ду внешним проявлением и внутренним миром видно на примере его брака. Примерно через 9 месяцев после свадьбы Элвиса и Присциллы у них ро­дилась дочь, Лиза-Мария. Вполне возможно, что При­сцилла понимала его только в редкие минуты близос­ти. Естественно, что последние 6 недель перед родами и после рождения ребенка Элвис не вступал в половые контакты с Присциллой. Учитывая их психологичес­кий симбиоз, удивительно, что они вообще занимались любовью. Концепции брака, понимание роли жены, мо­ногамии и отцовства были чужды Элвису, и это отно­шение не изменилось. Их брак постоянно обсуждался. Некоторые удивлялись, что дело вообще дошло до бра­ка. Мнбгие верили, что это был один из многочислен­ных трюков Паркера. Ларри Геллер писал, что за 5 месяцев до свадьбы в откровенном разговоре Элвис сказал, что они должны пожениться. «Он так и не ска­зал, когда. Но больше к этому разговору мы не возвра­щались» . Присцилла с горечью осознала, что после свадь­бы Элвис не изменился. По воспоминаниям Джо Эспо- зито, «Элвис по-прежнему делал, что хотел. После свадь­бы они прекрасно проводили время. Это продолжалось недолго, и вскоре Элвис снова начал гастролировать. Именно тогда Присцилла осознала, что Элвис вовсе не такой прекрасный муж, каким она его считала».