Брак Пресли был обречен из-за постоянных любо вных интриг Элвиса. Элвис был вечно молод, вечно желанен и вечно неопытен. Для миллионов поклонни ков он был олицетворением вечно цветущей молодое ти, неспособной на ошибки и заблуждения. И это тоже была великая иллюзия. В действительности же Эл­вис, как и его жена, начал сомневаться в своей сексу­альной привлекательности. Он предпринял новые дей­ствия, чтобы доказать, что это не так, как бы увели­чив «маленького Элвиса» с помощью оружия, необхо­димого для защиты его чувственности. Присцилла была «опозорена», а значит, несовершенна. Он преследовал женщин в поиске совершенства, а коллекционирова­ние оружия придавало ему необходимый авторитет. Такие же глубокие психологические течения дви­жут каждой манией. Секс и агрессия тесно связаны. Казалось, что с каждой новой женщиной он бессозна­тельно освобождался от контроля Глэдис, а также бро­сал вызов Присцилле. В то же время он получал под­тверждение, что его любили как мужчину. Подобная неразборчивость является «стандартным поведением» для многих детей, получивших травму, и формой аг­рессии. В случае с Элвисом тот простой факт, что жен­щин было много и они хотели его, делал все его заво­евания чем-то вроде разрядки. Если Элвис находил свою знакомую особенной, он повторял ритуал, установлен­ный Глэдис. Мать любила допрашивать его девушек, чтобы убедиться, подходят ли они ее сыну. В отсутствие Глэдис Элвис звонил Присцилле: «Он звонил мне и рассказывал о своих подруж­ках. Иногда он передавал трубку девушке и просил меня поговорить с ней». Оружие и значки, наличие которых Элвис считал необходимым, делали его пове­дение еще более вызывающим. Очень много времени Элвис проводил на своем ранчо. Он не охотился, что было традиционно для Юга. Он предпочитал бессмыс­ленно стрелять и убивать. «Когда Элвис брал ружье, то выглядел очень мужественно. Мы уезжали на ран­чо и стреляли змей. Надо сказать, это была прекрас­ная практика. Он обожал фильмы о «Грязном Гарри». Ему нравилась идея стать полицейским. Поэтому он начал собирать значки. Ему не хотелось быть просто почетным полицейским. Ему нужно было стать насто­ящим полицейским. Он говорил, что не хочет этой почетной чепухи, что пошел бы на службу за доллар в год. Мне пришлось объяснить это в полиции, и они все поняли», — вспоминал Джо Эспозито. Элвис был очень горд, когда получил настоящий значок и сертификат, удостоверяющий его службу в полиции. Как любой страстный коллекционер, он дол­жен был получить все, что только возможно. За ко­роткое время коллекция оружия Элвиса расширилась настолько, что «состояла не из одного ружья. Ему было нужно иметь все. Особенно то, что было запрещено. У него были старые ружья, иностранные ружья, неле­гально ввезенные в страну», — рассказывал Эспозито.