Весьма знаменательно, что в то время, как музыкальные реакционеры капиталистических стран взрывом волчьей ненависти, потоками грязной клеветы встретили историческое постановление ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 года об опере В. Мурадели «Великая дружба», передовые музыканты верно оценили это постановление как один из величайших актов в истории музыкального искусства, определяющих и указывающих путь его развития на долгие годы.

На международном съезде композиторов и музыкальных критиков в Праге в 1948 году один из участников съезда — представитель Болгарской народной республики, говорил: «Тревожный сигнал советских народов, призывающих своих сынов возвратиться к этим исконным традициям (традициям народности и реализма в музыке) является актом исторического значения. Откликнутся ли они на этот зов, будет ли спасена музыка от болезненных формалистических эксцессов,— вопрос первостепенного значения. Многим современным композиторам грозит быть исключенными из истории народной культуры и подобно многим суевериям войти в историю культуры нашей передовой эпохи как образец отсталого и реакционного, задерживающего прогрессивное развитие».

Верное понимание исторического, всенародного значения постановления ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 года, понимание того, что это постановление является великой хартией освобождения музыкального искусства от сковывающих его пут буржуазного формализма, обнаруживают многие музыканты зарубежных стран.

Большевистская критика недостатков советской музыки, исчерпывающая критика ошибок и заблуждений некоторых видных советских композиторов, разоблачение антинародной, антидемократической сущности буржуазного модернизма в выступлениях незабвенного А. А. Жданова на совещании деятелей советской музыки в ЦК ВКП(б) в январе 1948 г. сыграли огромную роль в том несомненном повороте, что произошел в умах многих и многих представителей музыкальной интеллигенции Европы и Америки.