О том, что внеэстетическое отношение к музыкальному творчеству не только приобрело права гражданства, но и преобладает в царстве буржуазного декаданса, свидетельствуют не только многочисленные теоретические высказывания, не только плоды соответствующего «творчества», но и непрерывно появляющиеся всякого рода руководства и пособия для людей, желающих заниматься композиторским ремеслом. Вышедшая в 1947 году в Америке книга П. Хиндемита — «The craft of musical composition» трактует искусство композитора именно как ремесло. Как видно, на американской почве старая идея Хиндемита о «деловой музыке» пустила корни и расцвела в полном смысле этого слова. По крайней мере древнее искусство гармонии и науки о гармонии для Хиндемита уже более и не искусство, и не наука.

«Гармония,— утверждает Хиндемит,— есть простое ремесло, основывающееся на нескольких практических правилах, извлеченных из исторического и акустического опыта,— правил, которым легко научиться и которые легко доступны для всякого, если только не окутывать

их облаками высокопарной псевдонаучности». Такого рода «пояснения» имеют роковое сходство с шарлатанской рекламой, но мы совсем не склонны подозревать Хиндемита в недобросовестности. Напротив, он честно торгует тем товаром, на который имеется спрос в Соединенных Штатах. «Sachliche musik» (деловая музыка) Хиндемита естественно пришлась по вкусу американским декадентам уже в силу своей грубой элементарности, сочетающейся с безвкусной изысканностью. Изысканность всегда безвкусна, потому что всегда антихудожественна1, а изысканность Хиндемита всегда или почти всегда граничит с грубой эксцентричностью.