i (2)

На этой неделе зал Чайковского принимал знаменитый Венский филармонический оркестр. Организатором гастролей известных филармоников выступил фонд «Музыкальный олимп». В этот раз на суд отечественного слушателя самый титулованный оркестр планеты представил все симфонии Людвига ванн Бетховена. Управлял этим сказочным действом на сцене не менее титулованный маэстро Кристиан Тилеман.

Четырехдневный концерт, соединивший в себе полный цикл бетховенских симфоний, это событие редкое даже для музыкальной Германии. Для России же он стал по-настоящему исключительным. Марафон из девяти симфоний венские артисты исполняют уже пятнадцатый раз за свою историю. Для организации, которая начала свою работу более полутора веков назад, это не такой уж и значимый показатель. Подсчитано, что в среднем такие концерты эти музыкальные светила и титаны классической музыки давали не чаще одного раза за десять лет.

Впрочем, исполнение Бетховена – это не тот случай, когда количество переходит в качество. В чем не преминули убедиться присутствовавшие на московском концерте. Качество исполнения партитур у венских музыкантов не зависит от того, как именно играются симфонии: один раз в месяц или по три за один вечер. Особы эстетствующие считают даже, что особы трудные и редко играемые партитуры этому оркестру удаются намного лучше излюбленных произведений. Там, где сложно и непривычно, талант музыкантов подкрепляется порывом и отвагой. Впрочем, едва ли в отношении венцев понятия «сложно» и «непривычно» применимы в полной мере. Первые же ноты вызывают ощущение какой-то царственности звука, непонятным образом идеально выстроенного баланса, чистоты и духовности, которые кажутся недостижимыми для нас, простых смертных.

Выступление Венского филармонического оркестра сродни работе архисложного, но идеально функционирующего механизма. Он настолько совершенен, что его создателю мог бы позавидовать сам Всевышний. Это тончайшая, выверенная игра, о подоплеке которой никто даже не задумывается, таким очевидным и само собой разумеющимся кажется результат. Это движения кистей рук, извлекающих величественное звучание, за которым кроется напряженная работа сухожилий и мышц.

Высочайший уровень исполнения партитуры – это лишь одна из составляющих цикла симфоний, причем наиболее ожидаемая. А вот что оказалось для нашей публики полнейшей неожиданностью, так это новый подход к исполнению классической музыки, предложенный маэстро Тилеманом. Пышным, масштабным и размеренным симфониям Тилеман сумел придать старомодную величавость позднеромантической традиции, что добавило мероприятию еще одно очень редкое достоинство.

Особо эстетствующие, конечно, не оставили без внимания и ряд недочетов в исполнении, пожаловавшись на отсутствие эмоциональности и содержательности в ряде пассажей. Однако по мере раскрытия музыкальной программы их недовольство постепенно уменьшалось, а после исполнения Восьмой и Девятой симфоний и вовсе улетучилось. Именно на самый конец дирижер приберег самый лакомый кусок пирога, позволивший ему в той же мере манипулировать вниманием зрителей, в какой и руководить собственными артистами.