К сожалению, Бернстейн, молодой и по всем признакам даровитый композитор, не только учился, но и многому научился у Пистона и не только у Пистона, но и через посредство Пистона у Нади Буланже, наставницы чуть ли не всех современных американских композиторов, и у Хиндемита и Кшенека. Понятие о кантилене, вообще, о кантабильности, ему не чуждо, но с уже найденной мелодической темой он поступает так же, как все модернисты — он хватает ее за горло и обрубает ноги. Прелестная мелодическая тема в первой части сонаты умирает насильственной смертью на 12—13 такте сонатного Allegro. Бернстейн богаче других американских композиторов мелодическими возможностями, но признать, как это делает Коплэнд, наличие у Бернстейна способности вызвать непосредственную эмоциональную реакцию у слушателя можно, только руководствуясь известным афоризмом, гласящим, что «в царстве слепых кривые бывают королями».

Изучая произведения американских композиторов- модернистов, мы без труда убеждаемся, что их творчество не национально, между прочим, еще потому, что родословная их стиля целиком восходит к немецкому экспрессионизму, явлению чисто космополитическому, лишенному каких бы то ни было связей с национальной немецкой музыкальной почвой. Этому в свою очередь ни в какой мере не противоречит то, что американцы по сие время ездят в «Париж за песнями» и учатся у потомков французских импрессионистов.

Особенностью американского музыкального модернизма является то, что он сконцентрировал в себе многие черты модернистских школ и, в первую очередь экспрессионизма, не прибавив от себя ничего, кроме колоссальных преувеличений и американских про- винциализмов.