При всей относительной, но отнюдь не абсолютной немногочисленности сочинений для ансамблей ударных инструментов—их много в Америке—они все же составляют явление в высшей степени характерное для музыкальной «эстетики американизма», характерное потому, что являются как бы логическим завершением эстетических основ модернистской музыки. Во всяком случае, почти полное отсутствие песенных, мелодических элементов составляет одну из самых важных черт экспрессионистской музыки, характерной для американских модернистов.

Это, казалось бы, плохо вяжется с живейшим интересом к вокальной, хоровой, сольной музыке, проявляемым многими американскими композиторами, как например, уже упомянутым нами Чарлзом Айвз.

Айвз прошел большой жизненный и творческий путь. Как «новатор» в ультра модернистском вкусе, он стал проявлять себя очень рано, уже в первом десятилетии текущего столетия . Уже вокальные опусы Айвза, датиро

ванные 1911, 1914, 1915 годами, поражают чудовищной громоздкостью и совершеннейшей нелепостью фактуры. Незначительная мелодия «Majority», написанная для хора с оркестром в 1915 году и переделанная для голоса с фортепиано в 1921, «оборудована» таким вступлением, что мороз подирает по коже. «Аккорды» этого вступления таковы, что их лучше всего играть именно по способу Генри Коуэлла, т. е. всей рукой, от локтя до конца пальцев. Не понятно, для чего композитор в фортепианном изложении тщательно выписывает все ноты таких «аккордов» — например, а, Ь, с, d, е, f, g, а, b, с, d, е, f, g. Таковы почти все гармонии «Majoriti». Они различаются лишь тем, что взяты либо в узком, либо в широком расположении, со знаками альтерации или без них, но всегда пред. ставляют собой поистине вопиющую какофонию.