Поразительное ослепление — композитор горько жалуется на то, что концертные залы во время исполнения современной музыки «блистают пустотой», негодует на музыкантов, не желающих исполнять модернистских произведений, в отчаянии апеллирует к грудным младенцам и ни на мгновение не задумывается над тем, что причина этих бедствий может быть заключена в самой музыке, которую не хотят ни исполнять, ни слушать. Втайне вожаки модернизма, несомненно, сознают, что поддержкой одной только буржуазной «элит» жить нельзя, что самая поддержка эта лицемерна потому, что в конечном счете исходит из побуждений весьма далеких от интересов искусства, но признать это — значит расписаться в

собственном банкротстве, выдать самим себе свидетельство об окончательной творческой нищете.

Антидемократизм, прямая антинародность буржуазного модернизма обнаруживалась уже в этих высказываниях Онеггера, но, как мы убедимся ниже, враждебность интересам народа, злобный антидемократизм, это и есть идеология музыкального модернизма.

Что же представляют собой эстетические теории музыкального декаданса, его, так сказать, идеологические обоснования?

Теоретическая литература музыкального модернизма весьма обширна, отчасти из-за того, что композиторы- модернисты объясняют свою музыку едва ли не с большим усердием, нежели ее сочиняют. Впрочем, следует признать, что и пространные комментарии не помогают: какой пышной фразеологией ни окружай бессмысленные выкрутасы творцов формалистической музыки — она остается бессмысленной.