Упомянутый уже французский композитор Андре Жоливэ сочиняет музыку, по определению западноевропейской критики, без всякой мелодии, но оперирующую всякого рода звуковыми эффектами, причем для исполнения этой музыки требуется от 18 до 25 всевозможных ударных инструментов.

Нельзя отрицать, что в своем ракообразном движении музыкальные модернисты Западной Европы и Америки достигли поразительных результатов. «Мелодический» рисунок их произведений сплошь и рядом невозможно отличить от музыки первобытных народов в записях, сделанных рукой этнографа или в графических расшифровках фонограмм. Мы нисколько не преувеличиваем: наглядное сравнение, например, второй части («Вокализ ангела») из квартета Мессьена «На конец света» или любого вокального отрывка из оперы «Четыре святых» Верджила Томсона с напевами лесных кубу с острова Суматра обнаруживает положительно родовое сходство между ними, так что если бы мы могли заподозрить бедных обитателей девственного тропического леса в том, что они знакомы с творчеством модернистов, мы обвинили бы кубу в сознательном плагиате.

Очень любопытны замечания Р. Грубера по поводу записей напевов кубу, которые он приводит в своей «Истории музыкальной культуры»: «При первом же соприкосновении с этим материалом мы сбиты с толку, мы изумлены. Поражает на первый взгляд сложность, трудность, запутанность, изощренность этих напевов. Громадный диапазон (нона, децима, даже ундецима), скачки на самые что ни на есть каверзные интервалы, трели, форшлаги, «экстравагантное» глиссандирование; словом, манера письма весьма близкая чуть ли не «экспрессионистам» XX века.

При более внимательном вслушивании и разборе это впечатление уступает место другому. Кажущаяся сложность оказывается в значительной степени не чем иным, как хаотической неупорядоченностью — показателем крайне примитивного уровня».

Удивление Р. Грубера несколько наивно.