Читатель уже заметил, что мы преимущественно обращаемся здесь к американским изданиям даже тогда, когда речь идет о неамериканских авторах. Это объясняется тем, что Америка ныне является центром и средоточием всего реакционного и в политике, и в науке, и в искусстве.

Музыкальные обскуранты, прикрывающиеся крикливо-формалистским радикализмом, ультрамодернисты всех видов и разновидностей, атоналисты во главе с «самим» Шенбергом, стравинисты во главе с «самим» Стравинским, музыкальные сюрреалисты с Вирджилом Томсоном, оголтелые джазоманы, ультраурбанисты, наконец, просто музыкальные спекулянты-авантюристы — белогвардейские прохвосты с радиобрехуном Николаем Набоковым и руководителем «хора донских казаков», неким Николаем Коструковым ,— словом, всё и на все реакционные вкусы имеется в музыкальной Америке.

Могут, правда, возразить, что ведь имеется не только это. Есть и превосходные оркестры, составленные чуть не сплошь из импортированных музыкантов, и выдающиеся дирижеры, вывозимые в Америку из всех стран Западной Европы, и композиторы, получившие образование в европейских консерваториях.

Есть и американские консерватории, лучшая из которых находится, между прочим, в Париже, хотя и именуется американской, есть и знаменитые педагоги, среди которых едва ли не самый знаменитый французский композитор и педагог Нади Буланже, живущая в Париже, воспитавшая почти всех американских композиторов- модернистов.

Американские консерватории необычайно многочисленны, но большинство из них относится к числу тех музыкальных учебных заведений, которые знаменитый немецкий пианист фон-Бюлов некогда метко окрестил «заугольными академиями». Разумеется, среди американских консерваторий есть и неплохо поставленные учебные заведения, но таких немного. В Америке музыкальное образование находится главным образом в частных руках, и открыть консерваторию может всякий, нередко и невежда и авантюрист. Поэтому музыкальное образование сплошь и рядом становится объектом постыдной спекуляции, самого отвратительного обмана людей.