1Петербургский Михайловский и Пермский театры участвуют на «Золотой маске» в Москве.

Фестиваль уже начался, предвкушая экстраординарными театральными событиями. Михайловский театр привез оперы «Летучий голландец» и «Евгений Онегин». А Пермский театр порадует театралов программой «Три балета в манере поздней неоклассики».

Современная подоплека

Михайловский открывает свои представления в Большом Вагнеровской оперой «Летучий голландец» (4 фев.) в постановке своего руководителя Василия Бархатова. Действие спектакля разворачивается в скучном городке, в котором романтически настроенная девица Сента влюбляется в кинозвезду, а окружающие ее люди, не привыкшие сентиментальности, откровенно насмехаются и издеваются над ней и ее избранником. Бархатов отходит от оригинального либретто с предсказуемым концом истории героев, живших в далеком 17 веке, и создает свою авангардистскую историю, поместив ее в середину 20-го века, и, наделив ее героев узнаваемым суицидальным настроением. В своем интервью каналу «Россия К» Василий признается, что он показал “историю большого количества разочарованных в жизни людей”. Оркестр под управлением талантливого дирижера и соавтора постановки Василия Петренко выразительно передает настроение спектакля и его героев и Вагнеровское усложнение гармонии. А пение Асмик Григорян (Сента) и Дмитрия Головнина (Эрик) покоряет публику и жюри, позволив последним выдвинуть их в основные номинанты фестиваля, как и Бархатова.

Невский фейерверк

Весьма необычным событием оказалась и опера «Евгений Онегин» (6 фев.), которую поставил Андрий Жолдак. Первым делом он лишает сцену колорита, окрасив ее в черно-белую расцветку. И мир героев он окутывает кошмарным сном Татьяны. Вот карлик в белом непонятно зачем выскочивший из… холодильника носится по сцене. Или вот остановившиеся черные часы на стене. Волчок, мерно крутящийся на полу. А вот и тело Ленского (номинант фестиваля Евгений Ахмедов) в гробу, которого зачем-то поливают молоком. Что все это может значить? Онегин выбрал очень странный способ невербального общения с Татьяной: то это тающий лед (скользкая натура Онегина?), то голова фавна (загубленная жизнь?) Свет в доме Лариных при прощальной встрече вдруг гаснет, как гаснет остаток любви, который еще теплится в груди у кого-то из героев. Клубок шокирующих головоломок, заготовленный и подброшенный Жолдаком, – это лишь поверхностная форма, побуждающая современника взглянуть на неувядающее классическое произведение свежим взглядом. Но Пушкинская душевная суть произведения остается неприкасаемой и проглядывается за фейерверком отвлекающих взгляд маневров художника.

Рациональный балет

18 февраля в театре Станиславского и Немировича-Данченко пройдут сразу все три постановки из Перми. Это «Вторая деталь» Уильяма Форсайта, «Вариации на тему рококо» Алексея Мирошниченко и «Сувенир» Дагласа Ли. Хотя спектакли и различаются друг от друга по качеству, их объединяет общая тематика, указанная в названии программы.

Балет современного ныне здравствующего классика жанра Форсайта – это гордость театра, имевшего честь первым в России представлять знаменитую постановку. Вообще в России лишь Большой и Мариинский смели ставить балеты этого революционного хореографа, обладающего своим неповторимым рациональным почерком чертежника и математика, плюс ко всему разбившего каноны традиционного классического танца. Электронная музыка Тома Виллемса предельно точно соответствует форсайтовской постановке Пермской труппы.