1Вышла в свет биография Мика Джаггера.

Третий лишний?

«Джаггер» – так просто и лаконично называется книга, выпущенная недавно журналистом и критиком Филипом Норманом об иконе рок-музыки Мике Джаггере. И это уже третье за последние два года биографическое произведение, посвященное одной и той же личности. Одно было написано Китом Ричардсом, названное «Жизнь», а другое – Кристофером Андерсеном, «Мик Джаггер, великий и ужасный».

Обе книги, вполне объемные, казалось бы, рассказали о музыканте и его группы The Rolling Stones все. На что же рассчитывал Норман? Что особенного в его интерпретации? Неужели он рисковал лишь ради фанатов мега-звезды и немногочисленной армии критиков?

Однако при ближайшем рассмотрении даже невооруженным глазом можно увидеть явные преимущества за этим автором.

Джаггер – брендовый товар

Само название книги, если не игнорировать эту очевидность, говорит за себя. Джаггер – это имя нарицательное, это бренд, – кто не знает Джаггера? Все знают Джаггера! Товар, имеющий ярлык с таким названием, уже вне конкуренции и вряд ли будет спонтанной покупкой в супермаркете или поисковике, ведь он не говорит о чем-либо кроме Джаггера.

Более того, название предполагает некое право автора на дерзновение считать его своим парнем. Уж точно он мог быть с ним на одной ноге, по крайней мере, на каком-то этапе жизни. Иначе автор провозгласил бы себя либо глупцом, либо авантюристом. Открыв книгу на первой же странице в Предисловии, читатель убеждается – автор знает цену себе и уверен во взятой им ноте в отношении масштабной личности, о которой пишет.

Первое знакомство в Миком у него произошло еще в далеком 1965 году, когда он брал интервью у начинающей звезды. Затем они продолжали контактировать друг с другом время от времени. В 80-х ему даже предлагали быть автором воспоминаний Мика Джаггера. Проект не получился, зато ему удалось выпустить автобиографические книги «Битлз» и «Стоунз», которые стали бестселлерами.

Пиар делает человека особенным

А почему бы Джаггеру самому не приступить к написанию собственных мемуаров, – таким вопросом могут задаться многие, как и один из корреспондентов Times на праздновании 2012 году 50-летнего юбилея группы The Rolling Stones. Певец ответил, что это невозможно, так как он не хочет копаться в своем прошлом. Вполне достойный ответ для мега звезды, отсчитавшей полгода назад свой седьмой десяток, удостоенной внимания нескольких авторов, предостаточно написавших о ней. Кое-кем, например, Андерсеном, даже уж слишком предостаточно. Рассчитанный на падких на перебирание звездного белья читателей опус спадает на уровень бульварного чтива, где Джаггер предстает перед публикой искателем низкопробных романтических приключений.

Тем не менее, Филипп Норман выдвинул свое мнение на счет отказа Джаггера взяться за клавиатуру, добавив в его образ больше позитива и здравого прагматизма. Если певец возьмется за самостоятельное изложение своей жизни на публику, то ему придется выдать о себе правду, которая на поверку может оказаться скучной, пресной и никому неинтересной. А пиар, даже черный, делает человека особенным. Правда не продается, продается легенда.

Поэтому, в отличие от прямолинейного Кита Ричардса, рубящего правду матку как есть, Филипп Норман на своих 700 страницах придерживается четкого правила неприкосновенности личности самой личностью, привлекая очевидцев событий с участием звезды излагать свои комментарии по поводу событий, оставляя, таким образом, возможность читателю самому домысливать о том, что же было там на самом деле.