1На прошлой неделе сцены Москвы показали две новые работы Богомолова Константина Юрьевича. Первая работа, по роману Сорокина «Лед» была представлена на «Золотой маске». Многие зрители не ожидали такого от творчества Константина Богомолова и очень были удивлены его работой в новом образе. Раньше его спектакли были остросоциальные, агрессивные, полные внешних эффектов, а сейчас все строго по тексту, все в подчинении звучания романа и действий практически нет.

Старая «Чайка» Богомолова

В 2011 году был поставлен 1-ый вариант спектакля «Чайка» Константином Юрьевичем, где в эпоху застоя было перенесено все действие по пьесе Чехова. По многим предметам в декорации все это можно было увидеть. Провокационный, едкий, насмешливый, депрессивный и отчаянный – все это относилось к данному спектаклю Богомолова. Эта «Чайка» была заполнена действиями: под фонограмму речь больного шизофренией, болтание ногами сидя в шкафу, просмотр старого телевизора, с косой наперевес образ смерти, звучание хитов из эпохи застоя и даже раскачивание у дома задней стены во 2-ом действии.

Переделанная «Чайка» Богомолова

В новой же «Чайке» от предыдущей версии осталось лишь почти тоже пространство и половина игравших актеров, остальное стало совершенно иным. В своем спектакле 1-ое действие Богомолов изменил кардинально. Теперь на сцену актеры выходят по очереди и сидят практически без движений, только произносят слова по тексту пьесы Чехова. При этом все происходит тихо, спокойно, почти без эмоций, действий и даже перемещений почти нет, только в начале спектакля следовали поцелуи, украдкой, один за другим, не то что бы чувства под запретом, их просто нет.

Режиссер сосредоточил все внимание в новом спектакле на тексте и складывается такое ощущение, как будто остальное просто не существует. Герои где-то очень далеко и скорого возврата их в окружающий мир не будет, а реплики актеров происходят повседневно и совершенно без эмоций, ну а сами они «летают где-то далеко в облаках».

Чего хотят видеть зрители

Скандальные спектакль «Карамазовы» и спектакль «Идеальный муж» зрители МХТ больше приветствуют, нежели новый образ «Чайки». В ней нет практически действий, нет трюков, нет внешних эффектов, есть просто актеры, которые сидят и что-то монотонно говорят. Некоторые зрители даже до конца не досматривают, а сильно недовольные уходя, даже могут что-нибудь прокричать нелицеприятное.

Сначала, в 1-ом акте, Богомолов вообще посадил актеров на длинные деревянные скамейки к зрителям спиной. Потом их повернули к залу лицом монтировщики, а перед 3-им действием некоторые скамейки развернут боком. Это практически все, что можно увидеть в 1-ом акте. Единственное, что могло стать интересным для зрителей, происходит в финале 1-го акта. Нина Заречная остается одна на сцене, видеокамера показывает ее крупным планом, где видно счастливое лицо героини и широкую улыбку. Потом стоп-кадр, героиня уходит, а ее портрет остается на сцене.

2-ой акт переделанной «Чайки»

Внешне, почти всеми декорациями, новый спектакль похож на старую «Чайку». Но актеры играют так же, как и в 1-ом акте, больше похожие не на людей, а на роботов. Последняя встреча Треплева и Нины Заречной (актриса) становится единственным лучиком солнца. Произнесённым словам «Я, актриса» верит не только Треплев, но и все зрители зала, Роза Хайруллина действительно настоящая актриса. Во всем спектакле она единственная становится чувственной и живой.

Новая «Чайка» Константина Юрьевича показывает, как профессия и призвание объединяют человека в единое целое.