01(143) (1)

Михаил Горшенев, Горшок, лидер группы «Король и Шут» ушел из жизни так, как и положено  панку:  в одиночестве, с использованным шприцем в руке. На похороны  музыканта в Санкт-Петербурге пришло более семи тысяч человек. В прошлом ровно столько и собирала  группа на своих концертах.

Панихида прошла  так, как и предсказывал Горшок. Еще десять лет назад он написал: «Тяжелый гроб несли к могиле, крутого панка хоронили — смеялись и шутили над тупым его лицом». Было на кладбище место  и для слез, и для смеха, и конечно, для водки. А как иначе, ведь хоронили панка.

Михаил Горшенев  являлся одним из двух родоначальников группы «Король и Шут».  Первые выступления  ансамблем пришлись на конец 80-х. За  более чем тридцать лет коллектив пережил и взлеты, и падения,  абсолютное забвение. Пик популярности группы  пришелся на начало нулевых, после этого  «Король и Шут» надолго ушел  в тень. В это время музыканты начали  заниматься сольной карьерой или ушли в другие проекты.

Музыка «Короля и Шута»  почти не поддается идентификации. Это дикая смесь  панка, индастриала, фолка, причем с явным акцентом на последний. Большинство их песен настолько мелодичны, что с трудом вписываются в понятие  традиционной панк музыки. В текстах, положенных на музыку, присутствуют  сказочные образы: горбуны, принцессы, повелите мух. Поклонники  этого жанра также  с трудом идентифицируются. Это люди всех сословий и профессий,  которые находят друг  друга и объединяются  совершенно по непонятно каким признакам. Вообще столь  расплывчатая стилизация серьезно повредила  популярности  «Короля и Шута». Их не слушали в 80-е,  так как  их музыка была слишком непохожа на  востребованный тогда рок, их не слушали и в 90-е, когда  хитами становились эстрадные песни. В нулевых к ним постепенно стала приходить слава, но и тут нельзя сказать, чтобы ими  заслушивались. А к тому  моменту, когда волна известности  все же накатила на группу,  музыкантов уже не показывали по федеральному телевидению.

Тем удивительнее кажется тот факт, что  провожать Горшнева пришло столько много народа. Всю прошедшую неделю на всех музыкальных каналах и  радиостанциях не прекращали  проигрывать «Разбежавшись, прыгну со скалы»,  «Мертвый анархист», «Жаль, нет ружья», а  поклонники, за последние пять лет ни разу не вспомнившие о Горшке, вдруг ощутили в своей груди непередаваемую тоску и грусть. Равнодушных не было. На похоронах многие  плакали, что вообще является  исключительным феноменом для сдержанных россиян. Горечь была вызвана  пониманием того, что вместе с музыкантом уходит и эпоха, олицетворением которой он стал.

Для российской музыкальной индустрии  Михаил  Горшенев является  явлением уникальным. Он вырос в условиях, когда каждый рок-музыкант ощущал себя гонимым. Ему с трудом удавалось  найти место для выступления. У него не было того прочного фундамента, который есть у сегодняшних маргинальных исполнителей, так как он постоянно был  «не в теме» и исполнял песни «не в жанре». К славе и успеху он пробился исключительно благодаря таланту, и вопреки всем коллизиям судьбы.

На Западе восхождение к вершинам было бы значительно легче, так как там  производство музыки поставлено на поток. У нас нет этой системности, этой инфраструктуры. Многие действительно талантливые люди вынуждены годами ждать, когда люди услышат их песни, и многие так и не дожидаются этого момента. В жизни Михаила  Горшенева было много плохого, но было и главное: он смог дождаться своего звездного часа. Его имя навсегда останется вписанным в историю российской рок-музыки. А разве не для этого живет каждый  музыкант?